Сначала схема, потом идея!

Я не планировал никаких необычных названий для статьи о составлении этюдов, когда начал ее готовить. Но в рассказах шахматных композиторов о работе над своими этюдами приводится столько смешных выводов и рекомендаций, что было бы грешно не поделиться их откровениями. Вот здесь и возник риск, что после подачи разных рецептов составления читатель перестанет понимать, где правда, а где вымысел или заблуждения. Поэтому главный принцип рождения этюда вынесен в название – сначала схема, потом идея!

Обратный принцип «сначала идея, потом схема» действует только для простых идей (мат, пат, ловля фигуры). Композитор может быстро придумать схему с такой финальной идеей, а потом добавлять к ней ходы. Но возможности для реализации более сложных идей (логика, систематическое движение и др.) он видит, когда анализирует позиции других этюдов, реже партий. Хотя у Даниэля Кейта, например, партии – основной поставщик схем, а метод их поиска и обработки потряс меня до боли в животе: «Я ложусь на диван и перелистываю «Сборник партий по переписке», чтобы найти диаграмму, которая мне нравится. В ней я ищу центральную идею, убираю лишние фигуры, добавляю другие фигуры, чтобы в позиции было не больше двух решений… Я заставляю себя понять и выучить наизусть все варианты… Я часто встаю в 4 часа ночи, чтобы сделать ходы на доске и внести изменения. Обычно в это время я вижу красивые ходы».

Chess-Game-Georgi-Kostadinov-gekos

«Chess Game» 2012г. Автор – Georgi Kostadinov-gekos.

 

Сергей Н. Ткаченко тоже очень ценит этюды, составленные по мотивам сыгранных партий. В своем интервью он рассказал о секретах творчества.


С.Н.Ткаченко о составлении этюдов

Вопрос: Приходилось ли вам во сне сочинять?

Ткаченко: Да, несомненно. Часто приходится много думать над позицией. И вот, когда ты ложишься спать, она тебя не покидает. Мысль бурлит, потому что не получается добиться единственности решения. Где-то несостыковочка, нерешаемость. И вдруг, когда ты просыпаешься, все проблемы уже решены.

Вопрос: Вы обычно, когда бодрствуете уже, не во сне, вы начинаете из финальной позиции? Это одно. И второе, бывает ли так, что в конце получается совершенно другое, чем вы задумывали?

Ткаченко: Вы абсолютно правы. Пути творчества неисповедимы. Раньше я в основном шел от конечной позиции, от финала. А потом меня увлекали другие идеи. Бывает, заражаешься от практической партии. Вот просто смотришь партию – и вспышка! Расставляешь позицию, начинаешь анализировать, переставлять пешки. Потом ставишь пешку в другую сторону – и совершенно другой спектакль!

[свернуть]

Во сне составлял не только С.Н.Ткаченко.

Олег Перваков: «Иногда идея приходит во сне. Например, начальные позиции некоторых этюдов. В таких случаях нет необходимости проверять их корректность – они были проверены там, наверху! Я думаю, что они приходят от Бога».

Шедевр! Однако у меня большие сомнения насчет божественного происхождения следующего этюда Марко Капиоли. Мне кажется, что его сварили черти в котле. Автор пишет, что он задумал и показал историческую битву при Леньяно 1176 года, в ходе которой ополчения Ломбардской лиги разгромили войска императора Священной Римской империи Фридриха Барбароссы.
Вполне очевидно, что сначала была возня со схемой, а потом автор решил, что это будет сражение. Хотя увидеть его в этом этюде непросто даже с объяснениями итальянского композитора:

  • Превращение пешки в ферзя знаменует прибытие легкой кавалерии, что решило исход битвы.
  • Последним ходом король добрался до большого рва, окружавшего поле битвы.
  • Пешек на диаграмме слишком много, потому что армия Барбаросса была очень большой.

Помните, как ловко Волк обманывал Красную Шапочку? Марко Кампиоли его превзошел!

Red-Riding-Hood

  • Бабушка, а почему у тебя такие большие глаза?
  • Это чтобы лучше видеть красивые ходы в этюдах, пешечка ты моя!

Филипп Бондаренко тоже не устоял перед искушением немного слукавить, чтобы преподнести свои теоретические труды (таблицу с сотней стратегических идей) как удобный инструмент для составления оригинальных этюдов с синтезом.

«Каждый композитор, пользуясь таблицами, может взять для работы какой-либо редко или даже никогда не встречавшийся синтез двух-трех идей и продумать его осуществление. Например, сложная стратегическая идея «недопущение проведения неприятельской пешки и активизация своей фигуры». Как должен выглядеть такой этюд? Черные угрожают проведением пешки в ферзя. Белым удается воспрепятствовать этому, но их фигуры становятся пассивными. Тогда и должна появиться игра на их активизацию. В работе над этой идеей появился следующий этюд».

Я не верю, что формулировка сложного замысла приближает композитора к его реализации. Работа сдвинется с места только после того, как на доске уже будет стоять схема хотя бы с одной из перечисленных идей. К схеме уже можно цеплять другие идеи. Но их подсказывают варианты, всплывающие в анализе, а не первоначальное продуманное намерение автора показать определенный синтез. Вот и этот этюд начинался с блокады всех белых фигур и попыток их освободить. Базовая схема из разряда легко сооружаемых, хотя не исключено, что автора к ней подтолкнули рельефы какой-нибудь позиции.

Толчком к составлению следующего этюда послужила обычная позиция за ход до мата из этюда Виктора Калягина.

В позицию с зажатым черным королем мое воображение вписало коневую батарею белых.
После этого в ней уже можно разглядеть (предварительно усилив черных) свойства «шахматного замка» – одна сторона не может освободиться от нависших угроз, а другой не удается извлечь пользу от немедленной атаки Kf5-Ke3-Kd5. Защищать позицию черных я поручил ферзю, и к своему удивлению обнаружил, что его легче всего укротить, если поставить вблизи голого белого короля!
Ферзь не может спастись. Главная идея (логика с неожиданным финтом короля) показала свое лицо, когда я попытался завлечь ферзя на h4. Все сложилось как по щучьему веленью!

В последнем командном чемпионате мира требовалось составить логический этюд с дальним предвидением. При подготовке этюда на заданную тему композиторы обычно ищут новые пути развития игры в известных тематических этюдах. Но этот метод не всегда гарантирует достаточную оригинальность новому произведению. Лучше совсем не думать про логику на начальном этапе. Сначала надо просто творить – встретить или придумать некую симпатичную схему. Потом другую, третью. Пока не попадется схема с логическими признаками (маленькое отличие, меняющее оценку; длинные четкие варианты).

Этот этюд берет начало в партии Д.Хисматуллин – П.Эльянов (Иерусалим 2015). Ее анализ здесь.
Шикарная этюдная идея! Король бросает ладью и бежит в укрытие. Для этюда здесь много сложных разветвлений и нет финала. Чтобы сделать варианты более четкими, черный король был поставлен ближе к белому и ограничен пешками – после прихода белого короля на h2 черным будет тяжело отразить возникающие матовые угрозы. На самом деле, угрозы оказались настолько сильными еще до маневра белого короля, что пришлось сразу убрать жертвуемую ладью. Зато меня заинтересовали нарисовавшиеся маневры ферзей. А когда была найдена неотразимая батарея (Фh1-Крh2-Крh5), идея из партии была счастливо забыта и началась работа над новой идеей – логической.
Чтобы убрать в этой схеме дуаль в ходе белого короля, был добавлен черный слон на диагональ а7-g1. Его надо ставить именно на с5, чтобы не было спасительного шаха Фс2+. Вот так нашлось то маленькое отличие, вокруг которого не стыдно разыграть логический спектакль. Белый конь помог решить технические проблемы с привлечением черного слона на с5 в решении и любое другое поле на диагонали а7-g1 в ложном следе.
Здесь белому ферзю очень надо попасть на поле е6, и если сюда поставить коня, то его придется жертвовать под слона на с5 или d4.

В этюде присутствуют другие идеи, так как композитор, добавляя ходы, старается сделать красивым каждый из них. Идея с тремя пешечными вилками на ферзя не была запланирована. Ее подсказала и позволила исполнить первичная схема. А вот идея-эффект «загадочный маршрут ферзя» появилась, когда этюд был уже почти готов.

Position-Suvorov

Белый ферзь мог бы попасть из одного угла в другой за один ход. Но его замаскированный путь затянулся и проходил через поля, на которых уже разместились пешка с королем. Какой-нибудь любитель истории может разглядеть в движениях ферзя переход Суворова через Альпы! Понятно, что полководец не намеревался идти в горы, когда начинал поход. Смелые идеи рождаются под давлением и с учетом сложившихся обстоятельств!

15
0

5 replies on “Сначала схема, потом идея!”

  1. Перваков:
    Очень хорошая статья! И продуктивная. И надо бы ее на аглицкий перевести, Сергей, чтобы хотя бы наш друг Кампиоли что-то для себя вынес)
    1
    0
  2. Перваков:
    Схема, идея, знание (истории этюда и предшественников)… Что первично? Да ничего!!

    Всё — вместе!

    А если кто-то пытается найти начало — не верьте. Посмотрите великолепный фильм «Начало» с Ди Каприо (кто еще его не смотрел, надеюсь, таких мало) — один из самых моих любимых. Там  найдете ОДИН ИЗ ОТВЕТОВ и на наше творчество))

    1
    0
  3. didok:

    Нашел ответ! Ди Каприо нашептал Первакову начальную позицию во сне. А Олег думал, что это Бог ))

    1
    0
  4. Chiga:

    Да, круто!

    Почаще бы композиторы запускали в свою «лабораторию»…

    Андрей Ковалев заценил развитие идеи из практических партий?

    0
    0
    • didok:

      Собрал «лабораторию» из 14 историй одного этюда, опубликованных в 64-ШО (см. в Книгах). Есть еще книга Каспаряна «Тайны этюдиста», но в ней ничего интересного. 

      0
      0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *