Компьютерное творчество

Малазийский профессор Azlan Iqbar на протяжении десяти лет регулярно информирует читателей сайта chessbase.com о достижениях его программы Chesthetica. Сначала ее научили автоматически оценивать красоту в шахматах с использованием простых критериев. Подробности можно узнать из статьи Эмиля Власака «Computer Recognition of Beauty in Chess» (EG175 2009). А позже в нее добавили функцию составления шахматных задач и этюдов уникальным методом, именуемым the Digital Synaptic Neural Substrate (DSNS). Он состоит в попытке вдохновить нейронный мозг программы на шахматное творчество с помощью красивых картинок и фотографий. Под их воздействием программа решает, как расставлять фигуры. Mr. Iqbal заверяет, что при составлении Chesthetica не пользуется эстетическими критериями (они отключены). Она настроена на бессознательное творчество – посылать себя туда, не знаю куда, и находить там то, не знаю что.

Если бы DSNS означало Digital Stress on Nervous System, то можно было бы смело заявить о полном успехе эксперимента, потому что 99% шахматистов приходят в бешенство от составленных композиций – примитивных и дефектных. Чуда не случилось: творчество с пустым мозгом дает пустой результат. Создавать произведения со смыслом может только обученный человек. Или искусственный интеллект. Например, AIVA (Artificial Intelligence Virtual Artist — «родилась» в 2016) умеет составлять музыку, потому что после анализа огромной коллекции классической музыки она (он или оно) усвоила концепции музыкальной теории. AIVA научилась подбирать подходящие ноты, менять ритм, интонации, выстраивать структуру музыкального произведения.


ChestheticaChesthetica так не умеет. В ее шести «этюдах» с материалом RBN – BNPP первый ход фиксирует выигрыш, дальше идет бред. На диаграмме одна из позиций. Белые не берут ладьей пешку 1.Rхh2? из-за вилки 1…Bd6+. Они играют 1.Rа2! подготавливая линейный шах ладьей по первой горизонтали в ответ на превращение пешки в ферзя. Хорошее упражнение для начинающего шахматиста. Но чтобы выяснить, подходит ли оно в качестве схемы для этюда, надо поискать другие интересные ходы в возникающих вариантах. Когда они обнаружены, обеспечить их корректность  незначительными перестановками фигур в начальной позиции. Таким методом можно построить достаточно занимательные варианты.
В этюде нет ничего выдающегося, но в современных конкурсах судьи часто дают отличия таким работам. Если Azlan Iqbar сможет обучить Честетику изложенному методу составления, то возможно она скоро составит нечто подобное. А я всегда готов сделать аранжировку к составленным программой этюдам, лишь бы уберечь нервы тех неосторожных читателей, которые рискнули ознакомиться с компьютерным творчеством.

Семён Альтов «Эстетика»

— Журавль, а журавль, скажи, почему, когда вы летите по небу, люди улыбаются, говорят: «Журавлиная стая летит!» А когда идем мы, коровы, воротят носы, ворчат: «Стадо коровье прется!» В чем разница?
Журавль гордо задрал голову и сказал:
— Мы как-никак журавли. А вы коровы. Извини.
Буренка замотала головой:
— Но как же так? Мы даем людям молоко, мясо, шкуру — последнее отдаем! А вы? Что даете народному хозяйству?
— Ну не знаю, — обиделся журавль. — Зато летим красиво. Журавлиным клином. А вы бредете как попало, стадом. Неэстетично.
Буренка задумалась: «А ведь журавль прав. Нам бы клином, по-журавлиному. И люди скажут: «Вон коровья стайка прошла!»

На следующий день коровы возвращались домой, построившись несколько странно.
Впереди бежала Буренка. Она то и дело оглядывалась назад и мычала, чтобы коровы подравнялись, держали линию. Пропуская коров, люди прижимались к заборам, ругались:
— Совсем очумела скотина. Всю улицу заняли!
Коровы прошли. Остались на земле коровьи лепешки. Кто-то сказал:
— Смотрите! Смотрите! Лепешки-то как легли! Прямо журавлиный клин получился!
Услышав последние слова, Буренка радостно замычала:
— Вот что значит эстетика. Выходит, и мы можем!

[свернуть]
7
0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *